Проверка реальности для Буратин от экономики

20 май 2019 г.

По успешности пенсионная система Финляндии удерживает третье место в мире. Значение обязательного пенсионного страхования для финского общества продемонстрировал кризис еврозоны 2011 года, когда средства, накопленные в фондах, постоянно сравнивали с линией обороны Салпалинья. Это была последняя линия финской обороны во времена второй мировой войны. То же касается и пенсионных активов, являющегося залогом экономической самостоятельности такого небольшого государства с открытой экономикой, как Финляндия.

Как же финнам удалось сохранить контроль над своими предприятиями?

Критики сказали бы, что этому поспособствовали красивые, но пустые слова или даже пропаганда, однако всего за пару лет до этого происходящее вокруг финской телекоммуникационной компании Elisa показало нечто совершенно другое. В 2005 году крупнейшими акционерами предприятия стали амбициозные исландцы, которые вскоре потребовали, чтобы предприятие взяло на себя более высокие риски.

Финны испугались, что Elisa достанется собственникам из России. Не бывать этому, сказали финны. Крупнейшие пенсионные фонды Финляндии — Ilmarinen и Varma — объединили свои усилия, приобрели на бирже недостающие акции и вместе с другими акционерами проголосовали против предложений о приобретении. С наступлением всемирного экономического кризиса Varma полностью выкупила пакет у исландцев, который те выставили на продажу, и предприятие снова перешло к отечественным собственникам.

Точно так же пенсионные фонды Финляндии участвуют в финансировании роста финских предприятий. Многим знакомо название Tornatori, поскольку это второй по величине в Эстонии владелец лесных угодий. Здесь в распоряжении предприятия находятся леса площадью в половину Хийумаа. Однако немногим известно, что большинство акций предприятия принадлежит финским пенсионным фондам. Прибыль и высокооплачиваемые рабочие места Tornatori остаются в Финляндии, поставки для лесной промышленности обеспечены, а тамошние пенсионные фонды имеют в своем портфеле надежную и прибыльную инвестицию. Все это происходит в рамках одной из наиболее признанных пенсионных систем.

Это — не случайные примеры; за ними стоит стратегия. Пенсионные фонды сыграли важную роль в успехе многих отраслей промышленности Финляндии. В последних стратегических документах как Министерства социальных дел, так и Министерства финансов черным по белому подчеркивается вклад пенсионных фондов в развитие экономики Финляндии. Фонды ищут новые сферы: к примеру, сегодня в фокусе — строительство арендных квартир.

О (реальной) роли пенсионных фондов Эстонии

Критики правы, требуя от эстонских пенсионных фондов большего. Естественно, на первом месте находится доходность, однако важную роль играет и финансирование нашей экономики.

Банки принимают вклады и выдают полученный ресурс в виде кредитов частным лицам на приобретение жилья и предприятиям на приобретение активов. Точно так же и пенсионные фонды могут инвестировать накопленные сбережения в рост бизнес-компаний. В обоих случаях действует принцип, что, действуя сообща, можно получить лучший результат, чем работая поодиночке.

Упомянутая ранее компания Elisa является одной из крупнейших в Финляндии, к тому же она легко поддается анализу и очень прибыльна: за последние десять лет Elisa выплатила дивидендов на сумму свыше 2 миллиардов евро. Благодаря этому сегодня у предприятия более 200 000 малых акционеров из числа финских граждан.

Однако если бы не вмешались отечественные пенсионные фонды, компанию Elisa пришлось бы уступить иностранцам. Неужели 200 000 финнов ни на что не способны или просто глупы? Нет, со своей точки зрения они вели бы себя рационально, отступив перед лицом определенно более сильного противника. А вот при посредничестве пенсионных фондов сила той же суммы денег оказалась неизмеримо больше. Так компания и осталась под контролем отечественных инвесторов, и за счет выплачиваемых ей дивидендов в Финляндии осуществляются пенсионные выплаты.

Зачем же тогда вообще говорить о внебиржевых долгосрочных инвестициях, требующих намного более основательного анализа? Надежда на то, что такие проекты могут получать финансирование в аналогичном объеме и без помощи местных профессиональных инвесторов — просто миф. Для проверки реальности достаточно бросить взгляд через залив, в Финляндию, где в гораздо более благополучном обществе до сих пор говорят, что в экономике не хватает собственного капитала.

В Финляндии планируется ужесточить обязательность пенсионных фондов. Причина проста: долгосрочные инвестиции возможны, только когда средства в пенсионные фонды размещаются долгосрочно. Без этого ниже и доходность, и способность фондов поддерживать экономическое развитие.

Обязательность является особенностью не только пенсионных фондов. Все мы сообща являемся гарантами, к примеру, банковских вкладов. То обстоятельство, что от нашего имени это делает государство, не меняет факта, что в случае самого негативного сценария последним источником финансирования будет поступление налогов. Если речь идет о том, чтобы «освободить» всех нас от обязательной части, то почему бы не «освободить» нас и от этой гарантии?

«Риск остается риском вне зависимости от того, предоставляете ли вы гарантию или даете кредит», — сказал бы ярый критик пенсионных фондов о гарантии, предоставленной Эстонским государством во времена греческого кризиса. Логичный вывод: после того как пенсионная система будет разрушена, деньги хлынут туда, где сохраняется обязательная часть, укрепляющая систему — в банковские вклады.

Другими словами, мы бы тогда закрыли пенсионные фонды, откуда в качестве вкладчиков получали за небольшую плату прибыль от всей экономики в целом. Вместо этого мы направили бы деньги в банки, чтобы за очень низкий процент отдать им прибыль от всей экономики.

Такой план разрушения пенсионных фондов цинично уменьшит доходы всех людей и с большой вероятностью увеличит прибыль банков.

Работу управляющего пенсионным фондом оценивают исходя из доходности

Работу управляющего пенсионным фондом можно оценить только на базе доходности. Один евро, инвестированный в Tornatori, за десять лет вырос вдвое, а инвестиции в Elisa — в пять раз. Оценка системы в целом должна принимать в расчет и влияние на экономику, т. е. на рост зарплат. Результативность управляющего банком оценивают исходя из прибыли, а успех банковской системы — исходя из финансирования экономики.

Таким образом, источником критического риска в Эстонии является не инвестирование, а вопрос, как найти деньги для будущих пенсионных выплат. Наши зарплаты смогут достичь европейского уровня только в том случае, если мы сумеем удержать свои предприятия в собственности отечественных инвесторов и вывести их на зарубежные рынки. Никакого другого источника финансирования достижения этих двух целей, кроме отечественных пенсионных фондов, нет и не будет.

Почти в то же время, когда шла борьба за Elisa, мы как общество потерпели поражение, окончательно сдав отечественную крупную компанию, Eesti Telekom, иностранцам. Это произошло во многом из‑за того, что в то время у нас в стране еще не было своих крупных инвесторов. Выбор за нами: хотим ли мы выйти на уровень Финляндии — или увязнуть в старой колее?

Именно поэтому разрушение второй ступени нанесет нам еще более болезненный удар через будущее уменьшение первой ступени (налогов). Ни одно государство не разбогатело на европейских субсидиях и потреблении; это возможности только за счет накопления и инвестирования.

Для Финляндии дискуссии на ту тему остались в прошлом — как и времена, когда высокая инфляция сводила на нет доходность фондов, когда политики хотели раздать накопленные сбережения. При этом важно отметить, что одними из наиболее ярых сторонников обязательных пенсионных фондов были коммунисты, боявшиеся роста масштабов частной собственности.

Критики эстонских фондов должны основательно доказать, почему их абсурдные и теоретические модели — лучше реальных результатов, которых Финляндия достигла за несколько десятков лет. Неужели в Финляндии не настолько освоили Excel, чтобы рассчитать свою ошибку? От пенсионных фондов нужно требовать как доходности, так и вклада в экономическое развитие — это и есть ответ критикам.

Эстонским фондам наконец-то разрешено инвестировать в больших объемах, и они в состоянии выполнять поставленные задачи наравне с фондами других стран. Если тот или иной фонд не смог достичь поставленных целей или не сможет сделать это в будущем, нужно заниматься этим конкретным фондом, а не разрушать систему, от которой в значительной степени зависит развитие экономики Эстонии и рост зарплат. Благодаря именно такой тактике в Финляндии — такие высокие пенсии.

Ромет Энок, управляющий фондом

Читать подробнее